ficko
twiko
viko
insta
scl

 

topBan

Последнее

#MIPSTERZ: ПОСТМОДЕРНИСТСКИЕ ИГРЫ В ИСЛАМ

#MIPSTERZ: ПОСТМОДЕРНИСТСКИЕ ИГРЫ В ИСЛАМ

Среда, 01 Февраль 2017

Тема так называемых мипстеров уже поднималась, в том числе и в контексте нашего проекта, года два назад. Тогда на YouTube появилось видео, где так называемые мипстерши в ярких полухиджабах резвились на скейтбордах под современную американскую музыку. Теперь «Аль-Джазира» сняла целый фильм, посвященный данному феномену.

Молодые мусульманки, именующие себя #Mipsterz, заявляют своей целью интегрироваться в западное общество, развенчав стереотипы о женщинах в Исламе. Мол, женщина в платке – это не обязательно пришелица из какого-то чужого, непонятного и мрачного мира; возможно, это ваша соотечественница, которая ходила в ту же школу и смотрела в детстве те же мультики. Более того, женщина в мусульманском платке может даже кататься на самокате, гулять с подругами и учиться в вузе, не рискуя быть облитой кислотой. То, что подобные стереотипы бытуют и их нужно развенчивать – факт. Проблема в том, что мипстерши с завидной настырностью транслируют в исламское поле хипстерскую субкультуру. И когда начинаешь рассматривать «борцов против стереотипов» более пристально, минимум, что их облик может вызвать, – это недоумение.

В коротком видео под хэштегом #SomewhereInAmerica девушки, разряженные в тряпки кислотных цветов, ведут себя предельно ребячливо, скачут по скамейкам с энтузиазмом решившего с разбегу взобраться на штору котэ, смеются, катаются на досках, хохочут и гоняют на мотоциклах. Почти ни на одной из них нет ни правильного хиджаба, ни скромной одежды, призванной затушевывать сексуальность (подчеркиваю: не подавлять, а не выставлять нарочито напоказ). Мипстерши раскрашены как незнамо кто, у них ярчайший шеллак на когтях. Непонятно, как они с ним читают намаз, но, возможно, они в состоянии менструации, причем перманентной. Также #Mipsterz носят обтягивающие лосины с дикими рисунками и в адски комичную полоску. Может, для кого-то это мода, а для кого-то – безвкусица, ибо дорогие модные дома часто как раз делают акцент на приглушенности цветовой гаммы и закрытости фасонов. И, по большому счету, к стилю и к красоте модные прикиды #Mipsterz отношение едва ли имеют.

И ладно бы, если бы там не было эстетики – там нет ни единой мысли. Никакого интеллектуального и культурного посыла деятельность этих мипстерш в себе не несет. Они не пишут стихи и романы, не снимают фильмы, не рисуют картины, не занимаются политикой и не делают научных открытий. Если бы нам показали мусульманку-физика или мусульманку – гениального режиссера, это была бы тема для разговора. Но нет: перед нами ватага инфантильных девиц, которые просто скачут, катаются, селфятся и прикалываются, ничего более.

Я вот подумала – кого же они мне так сильно напоминают? И ассоциация тут же пришла на ум: иранских барышень с огроменными начесами, невообразимым макияжем, в платках на затылках и в таких же лосинах, которых исправно ловят и штрафуют тетеньки в чадре из полиции нравов. Барышни хнычут, ноют, рыдают, пытаются натянуть на лоб свои хлипкие узкие шарфики и спешно стереть с губ пять слоев малиновой помады, чтобы потом уплатить свой скорбный штраф и поплакаться в уютных доступных благодаря VPN бложиках, как тяжко их гнобят и угнетают в мракобесной Исламской Республике. Особо отмечу, что девиц таких на иранских улицах предостаточно, ловят их от силы эпизодически и выписывают им штрафы, стоящие им примерно одного или аж двух сеансов релаксирующего массажа.

Надо сказать, в своем желании вписаться в западную стилистику иранские мипстерши заходят еще дальше, зачастую выглядя предельно гротескно и нелепо: срезанные «под Барби» носы дополняет мейкап в стиле «вырви глаз» и окраска в соломенный блонд (и это в сочетании с карими глазами и зачастую смуглой кожей), а в одежде непременно должен присутствовать намек на вожделенную Америку. Одну такую «фею» я видела в раздевалке женского пляжа острова Киш – она приковыляла на гигантских каблуках, с неизменным кричащим макияжем и в лосинах под цвет звездно-полосатого флага. Если бы эти девушки увидели, как непритязательно, неброско и достаточно закрыто одеты европейские женщины, у них был бы такой же шок, как у напомаженного и грезящего всем американским Мэлса из фильма «Стиляги», увидевшего своего друга Фреда после года работы в США (напомню, события фильма разворачиваются в СССР в 1950-е) – в серой, «жлобской», как ему кажется, одежде. Фред сражает Мэлса наповал беспощадным известием: «Мэлс, у меня для тебя плохие новости. Там нет стиляг».

Мипстерши – это такие стиляги от современного Ислама. В фильме «Аль-Джазиры» они выглядят еще более китчево: одна из них со своими накачанными Рестилайном губами и кислотно-розовой помадой в тон тюрбану и вовсе похожа на ожившую афроамериканскую Барби, другие кривляются, ломаются, утрируют американский акцент и, интенсивно жестикулируя, кричат о том, что они не забитые, не чужие и что среди мусульманок есть свои хипстеры. Смотреть это, невзирая на буйство красок и воплей, необыкновенно утомительно: при всей броскости картинки в ней практически ноль мысли и содержания.

Стеб и насмешки по поводу хипстеров – тщедушных веганов в стильных очочках, в приступах инфантилизма гоняющих по центру на самокатиках и делающих бесконечные селфи для Инстаграма, – стали общим местом для многих, кто не разделяет либеральных идей и образа жизни. В Википедии читаем: «Мировоззрение хипстеров обыкновенно оценивают как постмодернизм, при котором мир воспринимается как игра. Большое место в жизни хипстера занимают посещение кофеен и путешествия, отчеты о которых они регулярно выкладывают в Instagram». Дальше – смешнее (привет создателям фильма «Стиляги»): «Опрос, проведенный Public Policy Polling 6–7 мая 2013 года, показал, что американцы не любят хипстеров, а четверть опрошенных поддержала предложение ввести на этот стиль налог».

«Мэлс, у меня для тебя плохие новости. Там нет стиляг».

Примет ли мипстерш американское общество – вопрос сколь открытый, столь и острый. Хотя наши либералы с наивностью кинематографических стиляг и рисуют США как страну свободы и демократии, на деле это мрачное полицейское государство, где царствует тотальный контроль и на каждого человека приходится по два сотрудника спецслужб. По признанию американских мусульманок, с кем мне доводилось очно общаться, исламофобия в Соединенных Штатах процветает и культивируется в СМИ, что вполне гармонирует с внешней политикой американского государства. Так стоит ли лезть из кожи вон, доказывая, что ты не верблюд, при этом жертвуя множеством предписаний Ислама? Наматывать на голову микроскопические тюрбаны кислотных цветов вместо нормального человеческого хиджаба, разрисовывать глаза и губы чуть ли не гуашью, обтягивать эффектные восточные бедра эфемерной тканью, постить развеселые видео с музыкальным фоном сомнительной халяльности? Не содержится ли в таком попугайском прихаляленном подражании западной массовой культуре акта добровольного унижения и отказа от собственного достоинства, стиля и идентичности?

Разумеется, степень искренности веры каждой конкретной мусульманки может оценить только Всевышний Аллах, и она не всегда напрямую коррелирует с внешним соблюдением предписаний Шариата, хотя без следования им веру человека никак нельзя назвать полноценной. Однако в целом мипстерство как субкультура представляет собой именно что постмодернистскую игру в Ислам. Что еще более прискорбно, если в глубине души попавшая в ее сети барышня является искренней мусульманкой, а не просто девушкой определенной национальности, которая носит платок в силу традиции, потому что так делали ее мама, бабушка и прабабушка.

Два факта очевидны: с одной стороны, многие эмигранты, в сознании которых исламская и национальная идентичность сливаются воедино, сильно страдают от «комплекса вторичности», отторжения со стороны социального пространства, которое их впустило, но не приняло. Подсознательно они воспринимают Ислам как некий отягощающий груз, подобно тому, как чернокожие на протяжении десятилетий стигматизации и поражения в правах в тех же Штатах ощущали свою расовую принадлежность. Примерно так, как Майкл Джексон пытался исправить этот «недостаток» метаморфозами в стиле «свет мой зеркальце, скажи, кто из негров всех милее, всех румяней и белее», мипстерши стремятся затушевать свой комплекс вторичности, раскрасив свои полухиджабы в цвета радуги и американского флага. Самое печальное, что пределов у деградации нет, и рано или поздно на той же траектории возникают еще более уродливые и абсурдные феномены, как то «сообщества мусульман-гомосексуалистов» и прочие прелести «интеграции в современное западное общество». Остается надеяться, что не появится «мусульманских» свинг-клубов.

С другой стороны, Ислам давно уже перестал быть сугубо восточным феноменом. Мусульманские общины есть во всех западных странах, мусульман становится все больше, множество этнических европейцев принимают Ислам. Кстати, они куда реже страдают от комплекса вторичности, ибо очень часто за таким религиозным выбором стоит изначальное неприятие современного западного общества со стороны самого человека, который считает его деградировавшим и недостойным того, чтобы пытаться ему понравиться. Стандартный новообратившийся зачастую чувствует себя выше этого общества и именно потому – чужим. У эмигранта, приехавшего на Запад, есть два пути – либо подписаться под вышеуказанной позицией, либо страдать от собственной чужеродности с ровно противоположным посылом, а именно – мучительным ощущением, что он ниже и хуже. Вот отсюда растут «уши» у мипстерства и прочих подобных явлений.

Впрочем, если в XX веке Ислам нередко воспринимался различными национально-освободительными движениями на Ближнем Востоке как панацея от вестернизации и утраты собственной культуры, то сегодня, хотя по инерции многие мусульмане и продолжают интерпретировать его таким образом, Ислам становится глобальным феноменом, который вбирает в себя новые народы и новые культуры, включая западную. И в том, в чем она не противоречит шариатским нормам, культура европейского мусульманина может продолжать быть «западной».

Пример – отношение к животным. Ни в арабском мире, ни в Иране не понимают и не разделяют европейской и русской зацикленности на кошках и любви к ним. Этого просто нет в ближневосточной культуре. Кошки бродят по улицам, их много, примерно как у нас голубей, их подкармливают, но никому не приходит в голову делать их членами своих семей и относиться к ним примерно как к людям. Но мы с малых лет привыкли, что во многих семьях есть коты, которых любят чуть ли не как детей. И, если рассмотреть сами шариатские нормы, кошку в доме держать однозначно не запрещено. В отличие от собаки, которая по Шариату должна жить строго во дворе дома, кошка считается ритуально чистым животным. Есть разные позиции у мазхабов и ученых, допустимо ли наличие шерсти кошки на одежде молящегося, но по поводу того, что можно брать кошку в дом, разногласий нет: это разрешается. И если дом большой или если хозяева используют фурминатор и проблема шерсти будет стоять не так остро, достаточно просто не пускать кота в ту комнату, где читается намаз. У множества новообратившихся мусульман продолжают жить их любимые питомцы. Их любят, их холят и лелеют, о них заботятся, их лечат, если они заболеют, они скрашивают жизнь семьи веселыми проказами и урчанием, которое снимает у людей стресс, нормализует давление, сводит на нет напряжение и обусловленные им конфликты. Один из новообратившихся братьев рассказывал, как на одном из европейских мусульманских форумов коллективно читали дуа за старого больного кота по кличке Тайгер, принадлежавшего мусульманину – завсегдатаю данного форума. Это пример того, как атрибуты так называемой западной культуры, не противоречащие Шариату, проникают в мусульманскую среду и органично в ней приживаются.

Но в случае с мипстершами все совсем по-другому: их облик и поведение резко расходятся с шариатскими нормами. Яркий лак – это не просто недозволенное украшение, он является препятствием для ритуального омовения; тюрбан, едва скрадывающий волосы, невозможно назвать хиджабом, который должен закрывать не только макушку, но и уши, и шею, и нижнюю часть подбородка; броский кричащий макияж, по мнению большинства ученых, на публике или запрещен, или как минимум нежелателен; дерганая и вульгарная манера поведения едва ли совместима с обликом мусульманки, исполненной выдержки и самоуважения. Никто не говорит, что нужно быть забитой, необразованной, затравленной и молча смотреть в пол, что хиджаб не может быть элегантным, модным и стильным, но есть определенные вещи, которые позволяют человеку сохранить достоинство, а есть вещи, которые унижают его и превращают в услужливого лакея, пытающегося угодить тем, кто этого вообще не заслуживает. Увы, феномен #Mipsterz относится ко второй категории.

Мипстерство – это сиюминутная «болезнь роста» исламской уммы. По мере еще большей глобализации исламского фактора мусульмане перестанут чувствовать пиетет перед современной либеральной цивилизацией вкупе с острым сожалением о своей чужеродности ей; они осознают все пороки, язвы и изъяны этого мира, они почувствуют, что Ислам куда более величественен и глубок, чем вся эта попугайская массовая «западная» поп-культура, что сами европейские художники и интеллектуалы высокого уровня испытывают к ней смесь презрения и неудовлетворенности низким пошибом этого явления. И вот тогда западные исламские мыслители и деятели искусства, надо думать, начнут выдавать весьма интересный и качественный продукт симбиоза исламской идеологии и европейской ментальности в виде фильмов, книг и других интересных артефактов, способных принести пользу умме и остальному человечеству. Ин-ша'-Аллах, это лишь вопрос времени!

Текст: Анастасия (Фатима) Ежова


Bingo sites http://gbetting.co.uk/bingo with sign up bonuses
Яндекс.Метрика

Журнал зарегистрирован в министерстве РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. Регистрационное свидетельство: ПИ № ФС 77-53244 от 22 марта 2013г.

Только для жителей Москвы существует курьерская доставка.

Тел. службы доставки: +7 (495) 943-40-39

Читайте нас в: vk face instz instz

Тел.: +7 (495) 943 40 39
 
warnРасписание Намаза предоставлено сайтом umma.ru для Москвы и Московского региона.

 


logo16Все права защищены.
Любое воспроизведение материалов журнала возможно только с письменного разрешения редакции.